Ошибка
  • Ошибка загрузки данных канала новостей.

О духовном родстве и браке между восприемниками

E-mail Печать PDF

В основу этой статьи легло достаточно глубокое исследование вопроса о духовном родстве со ссылками на каноны и авторитетные первоисточники священника Александра Ярового, размещенного на сайте Белгородской Православной Духовной Семинарии[1]. Этого исследования могло бы быть достаточно, но в нем  автор, хотя логически и подводит к определенным выводам, но их не делает, заключая, что вопрос слишком запутанный. Однако вопрос о духовном родстве является так же и достаточно актуальным, связанным с реальной жизнью и судьбами людей, а самое главное с их спасением. Поэтому, думается, выводы все же делать нужно…

В 1859 году купеческий сын Николай Морозов просит вступить в брак с мещанской девицей Марией Васильевой, на что последовала резолюция митрополита Филарета (Дроздова) (1782 –1867): «советуется искать другой невесты». На требование консистории объяснить такое решение, он написал: «донести святейшему Синоду, что для резолюции принято в основание 53-е правило Шестого Вселенского Собора, данное в руководство и указом св. Синода 1810 года, которым правилом запрещены две степени родства, а в таких степенях и состоит родство Морозова»[2]. Что же послужило препятствием к браку и о каком родстве пишет митрополит Филарет?

Говорится здесь о духовном родстве между восприемниками (крестными). Духовное родство возникает вследствие восприятия новокрещенного от купели Крещения[3]. Степени кровного родства определяются так. Между отцом и сыном одна степень. Между отцом и внуком – две. Между мужем и женой – ноль, так как они одна плоть (Мф. 19, 5). Между братьями – две степени через отца-мать и так далее. В духовном родстве так же между восприемником (крестным) и воспринятым (крещеным) – одна степень и так далее. Трулльский Собор в своём 53-ем правиле поставил родство по духу важнее плотского[4]. А в Требнике 1884-го года в «Увещании от иерея к восприемнику по святом Крещении младенца» говорится, что он сотворился еси тому отец духовный[5].

Указом от 19 января 1810-го года Святейший Синод, согласуясь с правилом Шестого Вселенского Собора, ограничил браки духовного родства двумя степенями, то есть, возбранил браки между восприемниками, воспринятыми и родителями сих. Но этот же указ делает оговорку: восприемник же и восприемница (кум и кума) неста в родстве себе; понеже при крещении святом едино есть лице необходимо и действительно: мужеское для крещаемых мужеска пола, и женское для крещаемых женска пола[6]. В 1837-ом году Синод повторил свой указ, разрешающий с благословения архиерея браки между восприемниками. Мы видим разное понимание духовного родства митрополитом Филаретом, категорически запрещающим такие браки и Синодом, находящим их возможными. Но кто же прав?

Начнем с того, что строго в канонах мы не найдём ни одного указания, что должен быть только один восприемник. Косвенное указание на единственное число мы можем найти в Требнике в чине Крещения.  Именно восприемник отрекается от сатаны, читает Символ веры, если оглашенный сам не в состоянии это сделать, о восприемнике священник молится на ектениях. Во всех случаях восприемник грамматически упоминается в единственном лице. Из Требника же это вошло и в Настольную книгу священнослужителя[7].  Можно ли из этого вывести, что восприемник должен быть только один? Здесь мы можем скорее утверждать, что восприемник может быть один, а не должен быть один. Это же пишет и митрополит Филарет: «…что же касается до правила в Требнике о крещении, оно говорит только о том, что по нужде достаточен один восприемник»[8]. Так же это  трактует и Настольная книга священнослужителя не находящая препятствия для двух крестных родителей[9]. Протоиерей Владислав Цыпин в своем Церковном праве  вообще говорит о тот, что традиция иметь двух восприемников идет от первых веков христианства, что нашло отражение в тогдашних законах: «После того, как установилась практика иметь восприемника и восприемницу при Крещении, император Юстиниан запретил брак между восприемником и воспринятой»[10].

Если же касаться вопроса, что лучше иметь, одного или двух восприемников, то ответ, думаю, очевиден: двое будут молиться за новокрещенного, двое будут помогать ему возрастать в Православной вере и благочестии.

Но еще очень важно выяснить вопрос о возможности браков в духовном родстве. Отцы Трулльского Собора в 53-ем правиле запретили браки между восприемником и матерью воспринятого. Заключивших же такие браки они причисляют к любодействующим и требуют их расторжения[11]. Определением Константинопольского Синода, имевшим место при патриархе Николае III Грамматике (1084-1111), наличие духовного родства до 7-ой степени включительно, подобно кровному родству, признано препятствием к браку. Но степени эти определены только по нисходящей линии от восприемника и воспринятого, а по восходящей линии лишь в первой степени — мать воспринятого и восприемника[12]. Но здесь напрямую не говорится о возможности браков между самими восприемниками. Как же все-таки поступать?

Многое понять в эти установлениях поможет многовековая история Церкви. Первый по времени ответ на этот вопрос находим в Номоканоне святого Иоанна Постника: «К грехам духовного свойства относится кровосмешение с духовной дочерью от святого крещения и ещё восприемника с восприемницей»[13].

В Номоканоне или Законоправильнике, который, начиная с 1658-го года печатался при Большом Требнике, в 211-ой статье читаем: «Аще муж и жена крестят единому человеку дитя, повелеваем, ктому не смеситися друг другу (то есть брак должен быть расторгнут), понеже кумове (восприемники) вменяются. Аще ли совокупятся имеют запрещение лет 17… Прощаяй же сих да будет проклят»[14]. Номоканон, помещенный в конце Большого Требника, представляет собой сокращенный и переработанный свод правил, заимствованных главным образом из основного канонического кодекса Православной Церкви. Как отмечает прот. Владислав Цыпин: «Включение в "Номоканон при Большом Требнике" статей разнообразного содержания позволяет ему служить не только достаточно полным руководством по духовничеству, но еще и кратким общим пособием по церковному праву для пастырей, содержащим самые необходимые церковные законы». (Протоиерей Владислав Цыпин. Церковное право. "Номоканон при Большом Требнике". http://lib.pravmir.ru/library/readbook/1475#part_19402) И еще: «До середины XV века Русская Православная Церковь была одной из митрополий Константинопольского Патриархата. Она руководствовалась теми же "Номоканонами", что и Константинопольская Церковь» (http://lib.pravmir.ru/library/readbook/1475#part_19405). Таким образом, история показывает, что брак между восприемниками был категорически запрещен.

Стоглавый Собор так же считал невозможными браки между восприемниками (кумовьями): «Аще которыя в родстве или в кумовстве или сватовстве поимутся, таковых по священным правилом епископом разводити повелевают»[15]. В Румынской Церкви брак между восприемниками так же категорически запрещен[16].

Конечно вопрос о духовном родстве сложный и разные канонисты в нашей стране так же придерживались разных воззрений. Между двумя ведущими русскими канонистами XIX века профессорами А.С. Павловым и И.С. Бердниковым состоялась серьёзная полемика по данному вопросу. Полемика нашла своё отражение в ряде статей, в которых профессора разбирали позиции оппонента. А. С. Павлов признавал пару восприемников двух полов между собой в духовном родстве. Отсюда, проводя аналогию с правилом Трулльского собора, он выводил запрет на браки во всех комбинациях духовного родства до второй степени. И.С. Бердников напротив, допускал только одного восприемника[17].

Канонист Н.С. Суворов  пишет, что понятие духовного родства лучше вообще упразднить, хотя в своем «Учебнике церковного права» сам же, совершенно справедливо считает, что в духовном родстве воспринятие от купели рассматривается как рождение, и следовательно как степень, которая принимается в счет вместе с физическими рождениями или степенями, как в линии восприемника, так и в линии воспринятого. Он же пишет, что в покаянных номоканонах, передававших церковную традицию, брак при духовном  родстве  рассматривался как одна из самых преступных кровосмесительных связей[18].

Сам святитель Филарет очень духовно и логически мудро обосновывает свою позицию. Вот что он пишет: «Два восприемника при крещении почему «противны правилам церковным?» При младенце или возрастном лице женского пола крещаемом должно быть восприемнице. Но посмотрите в 53-е правило Вселенского Шестого Собора: в нём вы увидите при младенце женского пола и восприемника. Следовательно правило допускает двух, хотя довольно и одного. Греки употребляют одного восприемника, чтобы избежать духовного родства, которое после может препятствовать браку: пусть делают тоже и наши; никто им не препятствует, а запретить другого восприемника было бы противно 53-му правилу Шестого Вселенского Собора».

Митрополит Филарет в 53-ем правиле находит 2-ю степень духовного родства во всех отношениях, в том числе восприемника с восприемницей. В 1854-ом году он пишет: «Дабы разрешение вопроса утвердить на точном основании церковных правил, нашёл я нужным принять в рассуждение оба правила Шестого Вселенского Собора, служащие основанием к разрешению вопросов такого рода. 53-е правило о родстве духовном и 54-е о родстве плотском. 54-е правило запрещает брак двух братьев с двумя сёстрами, что составляет четвёртую степень родства. Но в этом правиле ничего не говорится о браке двоюродных братьев с сестрою, что также составляет четвёртую степень. Что же делать? Неужели в одном случае четвёртую степень запретить, а в другом разрешить? Очевидно это была бы несообразность. Поэтому издревле 54-е правило приемлется в таком разуме, что им запрещается четвёртая степень плотского родства, в каком бы виде она не представлялась… 53-е правило ничего не говорит о браке крестной дочери с сыном восприемника или восприемницы, что также составляет вторую степень родства. Здесь опять предстоит прежний вопрос: неужели вторую степень крестного родства в одном случае запретить, а в другом ту же степень разрешить? Против сей несообразности надлежит 53 правило принимать в таком разуме, что им запрещается вторая степень крестного родства во всех ея видах»[19].

Как мы знаем из истории, в Синодальный период были искажения в жизни Церкви. И митрополит Филарет не просто так пошел против мнения Синода, но отстаивая истину. Он совершенно справедливо указывает на двойные стандарты, которые допустил Синод в толковании 53 и 54 правил Шестого Вселенского Собора. Если понимать 53 правило буквально, то так нужно понимать и 54 правило. Но тогда будет кровосмешение в случае, указанном митрополитом Филаретом, который не описан в 54 правиле. Поэтому мудрый и святой митрополит Филарет держится истинного понимания правил Вселенского Собора, которое, как мы показали выше, всегда содержала святая Церковь. Как пишет прот. Владислав Цыпин: «Первое место по авторитетности, бесспорно, принадлежит каноническому кодексу Вселенской Православной Церкви… Эти правила не подлежат отмене, по меньшей мере властью Поместной Церкви». (Протоиерей Владислав Цыпин. Каноническое право. М., 2009 – С.259) Поэтому митрополит Филарет поступал канонически правильно.

О правилах Требника митрополит  Филарет выражается довольно ясно: «…что же касается до правила в Требнике о крещении, оно говорит только о том, что по нужде достаточен один восприемник, а не о родстве; ибо если бы разуметь сие правило о родстве, духовное родство совсем бы было уничтожено, а это было бы противно 53-му правилу Шестого Вселенского Собора»[20]. Его мнение могло бы остаться мнением частного лица, если бы не его духовный сан и то положение, которое он занимал в Русской Православной Церкви.

Вообще митрополит Филарет высказал принцип, которым он руководствовался: «… милость дело хорошее, но … она не должна обижать правду»[21]. И еще: «Человеколюбие мимо закона не так надежно, как на пути закона» – эти слова из письма к обер-прокурору Святейшего Синода А. П. Толстому были высказаны по делу о вдовце, вступившему в брак с двоюродной сестрой умершей жены. Владыка был против оказания снисхождения и признания этот союза, в котором уже и дети родились, законным браком [22]. А один раз, когда сам император Николай I дал понять, что в деле незаконного брака флигель-адьютанта А. П. Мансурова  он желает, чтобы ему было оказано снисхождение, святитель Филарет в ответ на это написал прошение об уходе в отставку, лишь бы не поступить в угоду власть имущих и не нарушить церковные правила[23]. Этим же принципом, надо полагать, он руководствовался, запрещая браки восприемников, признавая их духовное родство.

Н.С. Суворов, говоря о родстве восприемника с восприемницей, замечает, что отрицая между ними духовное родство первой и второй степени, «мы должны будем отвергнуть вторую степень духовного родства в той комбинации, о которой говорится в 53-ем  правиле Трулльского собора»[24]. Но это уже посягательство на непогрешимость решений Вселенских Соборов.

В свете всего вышеизложенного становится понятным  указание Настольной книги священнослужителя: «Вообще супруги не могут быть восприемниками при крещении одного младенца, но при этом мужу и жене разрешается быть восприемниками разных детей одних и тех же родителей, но разновременно»[25].  Если нет духовного родства между двумя восприемниками, то какой смысл запрещать супругам быть крестными родителями одного ребенка? Но если есть духовное родство, то Настольная книга священнослужителя совершенно справедливо разрешает супругам быть восприемниками  разных детей одних родителей, так как через них получается четвертая степень духовного родства, которая не запрещается ни 53-им правилом Шестого Вселенского Собора, ни Указом Синода 1810-го года в том смысле, как толкует его митрополит Филарет.  Кроме того,  та же Настольная книга священнослужителя говорит о том, что если таинство совершается с двумя восприемниками, то оба они участвуют в нем, оба попеременно держат младенца, оба ходят вокруг купели, обоих поминают на ектениях[26].  Если оба они участвуют в Таинстве, непонятно, как они могут быть не в духовном родстве?

Итак, в споре со святителем Филаретом у Синода начала 19-го  века есть только одно из канонически признанных подтверждений Указа 1810-го года  – ссылка на Требник. Если нам признать замечание Требника, касающееся в проекции разрешения брака между восприемниками канонически (юридически) ничтожным, а так же принять во внимание историю вопроса, позицию Греческой и Румынской Церкви, мудрое объяснение самого митрополита Филарета, его святость, все вышеперечисленные доводы, тогда мы должны будем признать правоту в этом вопросе  за святителем Филаретом.

Это так же нашло отражение и в современной литературе. В «Справочнике православного человека» издания Свято-Данилова монастыря написано: «Не могут быть восприемниками (крестными) следующие лица… Лица, состоящие между собой в браке (либо жених и невеста) не могут крестить одного младенца, ибо при духовном родстве супружеская жизнь недопустима. При этом супругам разрешается быть восприемниками разных детей одних и тех же родителей, но разновременно…..»[27].

Но как же в наше время это применяется на практике? Раньше, чтобы выяснить все препятствия к совершению венчания производился брачный обыск. Сейчас брачный обыск обычно сводится к выяснению платежеспособности пришедших венчаться. Но если принять во внимание, что каноны и традиция Церкви относят браки в духовном (и телесном) родстве к тяжким смертным грехам, то такое положение дел нельзя признать нормальным. И если, опасаясь таких грехов, допускать крещение только с одним восприемником, одного пола с крещаемым, ничего не выясняя и не рассказывая об этом пришедшим крестить или креститься людям, то все равно избежать возможности впасть в эти  смертные грехи не удастся.

Вот один такой случай, произошедший в нашей Епархии еще  при митрополите Симоне (Новикове). Молодая женщина с ребенком после первого брака вышла замуж второй раз. По незнанию второй ее муж стал крестным отцом ее ребенка. Когда они решили обвенчаться, то батюшка в церкви, когда узнал об этом, сказал что венчать их нельзя и послал их к архиерею. Владыка Симон тоже не благословил их венчать. Они начали читать книги и вычитали у святых отцов, что если они будут жить вместе, то в таком случае их ждет вечная мука на самом дне адовом вместе с кровосмесителями. И хотя они очень любили друг друга, они расстались. Это был для них обоих страшный удар. Так она и не создала больше семьи. Ей пришло очень трудно воспитывать ребенка одной.

Это нужно знать как священникам, чтобы из за нерадения не погубить свои души и души прихожан, так и  мирянам, чтобы не разбить свою семейную жизнь в этой временной жизни и не попасть в бесконечную муку.

 

Священник Николай Баринов

08.02.2011

P.S. Напоследок приведем мнение известного канониста нашего времени прот. Владислава Цыпина: «В церковно-каноническом сознании отношения между восприемником и его крестницей и, соответственно, между восприемницей и ее крестником, а также между восприемником и восприемницей приобрели характер духовного родства». (Протоиерей Владислав Цыпин. Церковное право. http://lib.pravmir.ru/library/readbook/1475#part_19424) И еще: «…сложился обычай, чтобы в крещении участвовали восприемник и восприемница. Данный обычай ставит восприемника и восприемницу в отношения духовного родства, которое является препятствием к браку между этими лицами». (Протоиерей Владислав Цыпин. Каноническое право. М., 2009 – С.34)


[1] Священник Александр Яровой. О браке между восприемниками при крещении. http://seminaria.bel.ru/pages/mo/2006/mo8_st_3.htm

[2] Священник Александр Яровой. О браке между восприемниками при крещении. http://seminaria.bel.ru/pages/mo/2006/mo8_st_3.htm // А. Меньшиков. Воззрения Московского митрополита Филарета. Казань., 1894. –  С. 164

[3] Протоиерей Владислав Цыпин. Курс Церковного права. Клин., 2002 – С. 565

[4] Каноны или Книга Правил святых апостолов, святых Соборов, Вселенских и Поместных, и святых отцов на русском языке. СПб., 2000 – Сс.84-85

[5] Священник Александр Яровой. О браке между восприемниками при крещении. http://seminaria.bel.ru/pages/mo/2006/mo8_st_3.htm

[6] Булгаков С.В. Настольная книга для священно-цекрковно-служителей (Репринтное издание 1913 г.). Часть II. М., 1993 – Сс. 1183-1184

[7] Булгаков С.В. Настольная книга для священно-цекрковно-служителей (Репринтное издание 1913 г.). Часть II. М., 1993 – С.988

[8] Священник Александр Яровой. О браке между восприемниками при крещении. http://seminaria.bel.ru/pages/mo/2006/mo8_st_3.htm // Чтения в обществе истории древностей. 4 кн. 1874 – С. 155

[9] Булгаков С.В. Настольная книга для священно-цекрковно-служителей (Репринтное издание 1913 г.). Часть II. М., 1993 – Сс. 988-989

[10] Протоиерей Владислав Цыпин. Курс Церковного права. Клин., 2002 – С. 565

[11] Каноны или Книга Правил святых апостолов, святых Соборов, Вселенских и Поместных и святых отцов на русском языке. СПб., 2000 – Сс.84-85

[12] Протоиерей Владислав Цыпин. Курс Церковного права. Клин., 2002 – С. 566

[13] Номоканон святого Иоанна Постника. http://krotov.info/acts/canons/postnik.htm

[14] Павлов А. Номоканон при большом Требнике. М., 1897 – С.373 // http://history-fiction.ru/get-book-file.php?id=528 // http://www.onlinedisk.ru/file/516483/

[15] Стоглав. Текст. Ответ о венечной пошлине. Глава 46. http://kopajglubze.boom.ru/stoglav/stoglav_text.html

[16] Священник Александр Яровой. О браке между восприемниками при крещении. http://seminaria.bel.ru/pages/mo/2006/mo8_st_3.htm

[17] Священник Александр Яровой. О браке между восприемниками при крещении. http://seminaria.bel.ru/pages/mo/2006/mo8_st_3.htm

[18] Суворов Н.С.  Учебник церковного права – 1913 г. http://monar.ru/index.php?article=download/pravila/Suvorov_N_S_Uchebnik_tserkovnogo_prava&format=html&page=126

[19] Священник Александр Яровой. О браке между восприемниками при крещении. http://seminaria.bel.ru/pages/mo/2006/mo8_st_3.htm

[20] Священник Александр Яровой. О браке между восприемниками при крещении. http://seminaria.bel.ru/pages/mo/2006/mo8_st_3.htm Чтения в обществе истории древностей. 4 кн. 1874. – С  155

[21] Кнутов Алексей, иерей. Отношение святителя Филарета Московского к мере применения канонов в современной ему церковной жизни. http://www.bogoslov.ru/text/416496.html // Наумов Д. Правда и милость как юридические принципы, по воззрению и практике Московского митрополита Филарета. Чтения в Обществе любителей духовного просвещения. 1893. Кн. 2. С. 256

[22] Кнутов Алексей, иерей. Отношение святителя Филарета Московского к мере применения канонов в современной ему церковной жизни. http://www.bogoslov.ru/text/416496.html // Письма Филарета, митрополита Московского и Коломенского к высочайшим особам и разным другим лицам. Тверь, 1888. Ч. 2. С. 89. 3.10.1860 г

[23] Кнутов Алексей, иерей. Отношение святителя Филарета Московского к мере применения канонов в современной ему церковной жизни. http://www.bogoslov.ru/text/416496.html // Иоанн (Снычев), митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский. Жизнь и деятельность Филарета, митрополита Московского. Тула, 1994. С. 188-189

[24] Священник Александр Яровой. О браке между восприемниками при крещении. http://seminaria.bel.ru/pages/mo/2006/mo8_st_3.htm // Меньшиков А. Воззрения Московского митрополита Филарета. Казань., 1894. – С. 165

[25] Булгаков С.В. Настольная книга для священно-цекрковно-служителей (Репринтное издание 1913 г.). Часть II. М., 1993 – Сс. 988-989

[26] Булгаков С.В. Настольная книга для священно-цекрковно-служителей (Репринтное издание 1913 г.). Часть II. М., 1993 – Сс. 988-989

[27] Справочник православного человека. Даниловский благовестник. М., 2007

 

Поиск


Русская линия